Рекомендуем
Top

В ожидании чуда

Этот чудесный рассказ под занавес нашего литературного конкурса «Сказочное время» прислал нам Дмитрий Михайлов. 

“Ветер с Юга говорит о том, что будет ясная погода, он приносит  с собой хорошие новости. Ветер с Востока несет тучи, которые не дают дождя и снега и все будет по-прежнему. Ветер с Запада несет низко идущие облака, полные дождя и предвещает перемены. Ветер с Севера приносит непогоду и тревогу. Но можешь не беспокоиться — у нас он никогда не дует” — говорил мне отец.

Сколько я помню себя, мы с отцом работали в небольшой гостинице. Это был двухэтажный дом, в котором были столовая и две комнаты для гостей. Одна большая, с двумя кроватями и диваном, а вторая маленькая с одинокой кроватью, но зато с большим окном, которое выходило на дорогу.

Наша гостиница стояла на пересечении двух дорог у небольшого городка. Отец для удобства путников даже установил дорожные знаки. Люди часто останавливались, чтобы посмотреть на дощечки, указывающие направления. Из них четыре показывали куда ведут дороги, а пятая была направлена на саму гостиницу.

К нам часто заходили передохнуть с дороги и пообедать. Еда у нас была особенной. Только заботливые руки могли создать блюда, источавшие ароматы, которые витали по нашему дому. Из работников в гостинице были только я и отец. Он готовил еду и занимался поставками, а я следил за чистотой, мыл посуду и размещал постояльцев. Мы были одновременно и хозяевами, и заложниками этой гостиницы. Денег с нашего семейного дела хватало на жизнь, но и работы всегда было ровно столько, что с утра до позднего вечера мы всегда были чем-то заняты.

Если говорит о внешности отца, то это был высокий мужчина, с тёмными глазами и густой щетиной. Несмотря на его внушительный внешний вид, чувствовалось его внутренняя сила и доброта. Именно в детстве я научился у отца такому прекрасному качеству, как неутомимость. Он всегда брался за любое дело не спеша и к концу оставался таким же бодрым, как и в начале. Секрет оказался прост — нужно научиться держать ритм. Отец говорил: «У всего в этом мире есть ритм и нужно только вписаться в него, уловить его — и дело само пойдет»». Он был единственным человеком, который говорил, простые, но при этом удивительные вещи. Казалось, что он мог так же управлять не только одной гостиницей, но и целым государством. Правда характер его не позволял браться за такое. Когда я вслух мечтал о чем то, он всегда говорил: “Великие дела будут сделаны и без нас, ну а мы должны свое малое сделать насколько можно лучше”. Этим мы и занимались – доводя до совершенства свое дело.

Особой гордостью отца был флюгер. Флюгер был в виде корабля с парусами, а чуть ниже была крестовина, показывающая направления света. Отец был неординарным человеком и научился предсказывать будущее по этому флюгеру. Он говорил, что изучил розу ветров и теперь знает какой ветер несет какую погоду и что можно после этого ожидать. Как ни странно, но его система предсказаний была безошибочной.

В один морозный зимний день повеяло переменами. Ближе к заходу солнца поднялась необычная сырость и появился туман. Был он не очень густой, но видимость заметно упала. Я выскочил на улицу и заметил, что флюгер показывает северо-западное направление ветра. Я побежал к отцу, рассказал ему об этом. На что он ответил, мол надо держать ухо востро до тех пор, пока ветер не переменится.

Меня переполняло чувство тревоги. Я стоял на крыльце в ожидании гостей, но никого не было еще с утра. Я смотрел, как туман потихоньку поглощает окружающую местность и берет наш дом в кольцо. Стало совсем жутко. И тут на границе тумана появилась массивная фигура, вытянутого в длину существа. Оно появилось из ниоткуда, постепенно его плоть создавалась из тумана, становясь осязаемой и обретая вес, цвет и плотность, как и положено любому живому телу. Когда фигура приблизилась, то оказалось, что это была сгорбленная фигура мужчины, который толкал перед собой тележку. Он подошел, остановился, достал из кармана платок и вытер свое лицо. Незнакомец поприветствовал меня и поинтересовался наличием свободных мест.

Я помог ему закатить в сарай за домом его тележку и проводил гостя внутрь. Выглядел мужчина так, будто был целую вечность в пути. Он был закутан в ворох бесформенной черной ткани. Лицо его было очень худое, на котором выделялся только длинный заостренный нос.

Я проводил его к своему отцу. Этот странный мужчина достал небольшой мешочек и высыпал из него на стол пригоршню монет. Были они различного номинала и разных стран. Некоторые были совсем древние, позеленевшие от времени. Он перебрал их и предложил в качестве платы за ужин и ночлег старинную золотую монету. Отец посмотрел на монету, повертел ее в руках и сказал, что одной монеты хватит на все с лихвой. Единственное, что потребовал наш гость — это организовать ему помывку, а после  принести тазик с горячей водой к себе в номер. Гость представился, как Морис.

Мы быстро накрыли ему на стол. Ел он, несмотря на свою худощавую конституцию, необычайно много. После ужина я помог странному господину поднять наверх его огромный саквояж.  Странно, но его груз почти ничего не весил. Когда я случайно стукнул его об ступеньку, мне почудился тихий писк.

После того как гость заехал в номер, тот отправился с баню и не вылезал оттуда больше часа. Вышел он оттуда распаренным, красным и необычайно помолодевшим. После этого он легкой походкой поднялся к себе в номер, напомнив мне о том, что ему нужен таз с горячей водой.

Когда я поднимался вверх по лестнице, я вдруг услышал множество голосов. Казалось, будто наверху у нас происходит целое собрание существ с тоненькими голосами. Войдя, я увидел необычное зрелище. Вся комната была увешана тоненькими веревочками, а саквояж лежал открытым на кровати. В комнате больше никого не было, разве что в ней было гораздо темнее обычного. Я прищурил глаза и вдруг различил на стенах множество различных существ. В основном это были люди, но попадались и животные и даже совсем невиданные чудовища.

Морис, который сейчас уже выглядел, как молодой мужчина, хмыкнул себе в нос и сказал: «Скажи-ка мне, мальчик мой, откуда ты приобрел такую способность видеть тени? Другие видят только если тех просвечивать насквозь».

На что я, замешкавшись, ответил: «Я не думаю что это способность. Я помню случай, когда я был маленьким и решил поиграть в аптеку. Когда мой отец был занят, я съел целую пригоршню таблеток. Я после этого был при смерти и долго болел, но с тех пор как выздоровел начал видеть необычные вещи».

«Ну что ж, раз ты их видишь, то ты мне сейчас поможешь» — сказал он, потирая нос.

После этого он рассказал, что недавно попал в песчаную бурю и поэтому ему пришлось изменить своему обычному способу передвижения. Сейчас ему и его малюткам нужно было привести себя в порядок. С этими словами он снял со стены черную фигурку человечка. Та двигалась, упиралась и даже что-то говорила тоненьким голоском, но хозяин был неумолим. Он забросил ее в тазик с водой, потом он схватил со стены вторую тень и тоже начал макать ее в горячую воду. Затем он взял и забросил обоих на веревку и зажал их прищепкой. Я стал помогать вылавливать непослушных существ. На ощупь они были прохладными и напоминали вощеную бумагу. Они были грязными, просто грязи на черном особо не было видно. В четыре руки мы начали перемывать всех подопечных Мориса. По ходу дела он рассказал, что является директором театра теней и собирает их по всему миру — бесхозных бродяг, которые являются лишь памятью о былых существах.

Пока дело шло, я периодически бегал менять воду в тазике — уж больно быстро она чернела. И вот мы закончили, вся его труппа висела на веревках. На вопрос, как же он умудряется забирать тени, он промолчал и  откуда-то из складок своей одежды извлек перстень с черным камнем. По его словам это старинный предмет, позволяющий забирать себе тени, которые потеряли своих хозяев. На вопрос, откуда у него такое кольцо, тот только ухмыльнулся и сказал, что это “семейная реликвия”. После этого он взял тряпку, протер свой саквояж и повесил белую простыню на веревке. Он аккуратно собрал уже просохшие тени обратно в саквояж и расположил его за простыней. Затем он хлопнул ладонями.  Передо мной развернулась целое представление. На полотне появились дворцы, леса и горы. Плоские тени, оказавшись на простыне, оживали и казались совершенно объемными, увеличиваясь и уменьшаясь в размерах, меняя свои формы. Морис показал мне несколько сцен, и я воистину был восхищен его талантом и умением укрощать тени. Я таких сюжетов не видел и не слышал никогда. Ближе к полуночи у меня начали слипаться глаза и я, несмотря на весь мой интерес, был вынужден попрощаться и пойти спать.

С утра меня разбудило солнце. Я понял, что проспал завтрак и побежал в столовую. На столе была только пустая посуда.  Я выбежал на крыльцо чуть не сбил с ног Мориса, который уже покидал нашу гостиницу. Он погладил мне на прощание голову, я же горячо с ним попрощался и попросил, чтобы он возвращался обратно. Тот ничего не сказал, а только подмигнул мне, и я стоял и смотрел как он уходит. Он завернул за ближайшую рощу, и я, не выдержав, побежал за ним. Но когда я добежал до поворота, за которым он скрылся, я его не нашел. Было не пусто, только дул ветер, качая редкие деревья и только в небе летела тёмная туча. Следы на снегу обрывались. Я посмотрел назад — направление ветра менялось прямо на глазах. Ветер поменялся с северо-западного на южный. А это означало что скоро станет тепло и ясно.

Когда я вернулся домой, меня поджидал отец: «Ты что, так и не понял? У нас в гостях был не простой человек. Это хорошо, что подружился с ним, но ты зря побежал за ним. Видимо он и вправду посчитал тебя своим другом, раз не забрал с собой. Значит ты проживешь долгую жизнь. Ну что же, у нас много работы, сынок. Что-то мне подсказывает что сегодня будет много гостей. Вон видишь, какая хорошая погода началась», — сказал он.

Отец никогда не спрашивал меня о том, что я видел ночью. Ну, а я каждый день выхожу на перекресток и смотрю на флюгер. Я всегда жду, когда снова подует ветер с северо-запада.

Посмотреть все рассказы можно ТУТ.

Комментарии