Рекомендуем
Top

Шаманка Жиганская Аграфена

Поэма о Жиганской Аграфене

«Над Жиганской Аграфеной
Вечно облако стоит;
А над ней клубяся пеной,
Лена жалобно шумит,
Много лет, как прах шаманки,
Глубоко в Земле лежит…»

На фото: гора Аграфена в Жиганском улусе

Это строки из поэмы Дмитрия Давыдова «Жиганская Аграфена». В 1833 года в Якутск приехал в качестве смотрителя школ Дмитрий Давыдов, родственник знаменитого героя гусара Дениса Давыдова. Спустя годы он вернется в центральную Россию, и станет известен, как ученый, путешественник, поэт, автор песни «Славное море — священный Байкал». Дмитрий Давыдов прожил в Якутии 13 лет, преподавал, работал смотрителем училищ Якутской губернии, и сумел выучить якутский язык, что помогло ему хорошо познакомиться с фольклором саха. Поэма «Жиганская Аграфена» изобилует якутскими словами, к которым в конце автор дал перевод, что свидетельствует о его знании языка. Дмитрий Давыдов стал публиковаться как поэт уже в зрелые годы, он написал историческую поэму о Ермаке «Покоренная Сибирь», стихи и прозу на якутскую тему, среди них «Жиганскую Аграфену». Произведение было опубликовано в 1858 году в газете «Золотое руно», издаваемой в Санкт-Петербурге. Героиней поэмы является молодая якутская шаманка Аграфена, проживающая в Жиганске, сюжет описывает историю ее гибели из-за запретной любви в романтическом стиле, свойственном тому времени.

Предания о шаманке Аграфене впечатлили не только поэта Дмитрию Давыдову. О ней упоминали исследователи еще в 18-го века. Легенды о жиганской Аграфене в самых разных версиях широко были распространены по всей Якутии. И даже сейчас проезжающие мимо острова Аграфена, в 90 километрах от Жиганска, бросают в воду подношения, стараясь задобрить дух шаманки, когда-то давшей свое имя этому суровому месту. Образ могущественной шаманки прожил через века, обрастая легендами и преданиями. Была ли реальная женщина, ставшая прототипом жиганской Аграфены?

Версии легенды об Жиганской Аграфене

Существуют различные интерпретации этого мифа, которые упоминаются в различных исторических источниках 18-19 веков.

В 1786 году участник экспедиции Беллингса Гавриил Сарычев сообщал: «Юкагиры от общения с здешними казаками хотя и приняли христианский закон, однако суеверие и шаманство не истребились. Особливо боятся одной якутки Аграфены Жиганской, славной шаманки, которая умерла лет тридцать назад. Думают, что она вселяется в людей и мучит их. Почему все здешние жители боготворят эту колдунью и приносят ей жертвы. Якутское правительство, сколько ни старалось истребить сие предрассуждение, но не имело успеха. Наконец было послано строгое повеление в город Жиганск, чтобы, отыскав место, где похоронена Аграфена, сжечь ее тело. Но и тем ничего не преуспели в умах суеверного народа. Здешние якутские шаманы рьяно поддерживают славу сей чародейки».

В воспоминаниях Афанасия Уваровского, опубликованных в 1848 году в Санкт-Петербурге, он называет шаманку не Аграфеной, а Агриппиной: «В середине минувшего столетия жила в Жиганске одна русская по имени Агриппина. Моя бабушка знала ее в лицо. Эта женщина слыла большой колдуньей: тот, кого она любила, считался счастливым, тот же, на кого она обиделась, считал себя крайне несчастным. Слово, произнесенное ею, воспринималось, как слово самого всевышнего. После того, как она этим путем приобрела доверие людей и состарилась, построила себе на расстоянии 2 кесов (20 км) выше Жиганска домик между скал и жила в нем. Никто не проходил мимо, не обратившись к ней, не получив ее благословения и не принеся ей что-нибудь в подарок… Тех же людей, которые проходили мимо, не сделав так, она доводила до большой беды, превратившись в черного ворона, настигнув их сильным вихрем. Топила их вещи в воде, лишала их разума и сводила с ума. И после ее смерти до сих пор не проходят мимо того места, не повесив подарка. Эту старуху знают, кроме жителей Жиганска, также все якуты окрестностей Якутска… Рассказывают, что эта старуха прожила до 80 лет, что она была мала ростом, толста, ее лицо было испрещено оспой, глаза остры как утренняя звезда, ее голос звонок как звук железа. Ее имя до сих пор не забыто в северной стране».

Есть пересказ этой легенды ссыльного ученого и литератора Петра Драверта: «Там, где многоводная Лена приближается к полярному кругу, путешественники видят выходящий из вод высокий каменный остров, покрытый щетиной хвойного леса. Это мрачный остров Аграфены. Зловещими пятнами обозначаются на нем обнажения буровато-красных железистых песчаников и угрюмо чернеют на берегу валуны лидийского камня. Здесь, по преданию, жила и умерла русская колдунья Аграфена, «госпожа с длинным посохом», которая наслала на край семь ужасных бедствий. Ни один якут никогда не проплывет мимо, хотя бы и на далеком расстоянии от острова, не спустив в реку небольшой оснащенной лодочки, вырезанной из дерева, с человеческой фигурой и с некоторым запасом пищи. Таков умилостивительный дар духу, волшебнику, иначе пловца может постигнуть опасность или гибель среди бушующих волн Улахан-Ирюс (Большой реки)».

Ссыльный Иван Худяков, который находился в верхоянской ссылке в 1867-1875 годах, приводит два варианта легенды о знаменитой Аграфене Жиганской.

«Рассказывают, что лет восемьдесят тому назад сослана была в прежний город Жиганск татарка Аграфена, ведьма. Сказывали, что было их ведьм семь сестер и всех разослали в разные места. Жиганское начальство не решилось держать дьявола в городе и поселило ее за 90 верст от Жиганска вверх по Лене на острове Остолбо (Столб); да и остров-то небольшой, всего 50 или 100 сажен в длину, зато очень крутой. На этом острове и стала колдовать Аграфена и навела такой страх на всю окрестность, что даже и теперь боятся этой колдуньи, хотя она давным-давно померла».

Так же Худяков пересказывает другую версию: «Аграфена-Чуонах и Настасья-Манчикай были дочерьми Киктэй-шамана из Эгинцев, что в окрестностях Верхоянска. Когда девушки подросли, к их отцу не раз приходили тунгусы и буквально требовали выдать за них дочерей. В конце концов, они убили Киктэя, при этом его голова пошла, ступая вместо ног двумя длинными прядями волос, и перебежала через озеро Аяна. Девушки смирились с долей и вышли замуж за двух «самых лучших» тунгусов. Но смерть отца им не простили. И когда новые родственники попросили Чуонах покамлать, она сделала так, что «все они перемерли». Сестры вернулись на родину, но ненадолго: теперь уже царские власти затребовали «лучших людей между мужчинами и женщинами», и Чуонах на правах старшей поехала в Россию. Там ее якобы и окрестили Аграфеной, и выдали замуж за некого Антипина. Уже вместе они вернулись в Якутск, а потом Аграфену опять потянуло на родину. На обратном пути в результате козней нечистой силы и конфликта между супругами корабль перевернулся и утонул, немного не доплыв до острова Столб. И стала Аграфена с тех пор привиденьем-юер».

Как видим, предания о жиганской шаманке Аграфене существовала еще с середины 18 века в самых разных пересказах. Национальность ее указывают по-разному – якутка, русская, даже татарка, в каких-то версиях упоминаются две сестры – красавицы смешанной национальности. Возможно, речь идет о разных женщинах, живших в разное время. Вообще, коренные жители избегают открыто обсуждать великих шаманов, называть по настоящему имени. Истории их жизни передают шепотом, и конечно, добавляя немало фантазий и выдумок, так и рождаются предания.

Образ могущественной жиганской шаманки Аграфены оказался очень устойчивым, пленял воображение не только земляков, но и исследователей, путешественников, и даже вдохновил поэта Дмитрия Давыдова на романтическую поэму. Гора-остров Аграфена и до сих пор молча ждет подношений от людей…

 

Comments

  • Айар
    19.03.2021

    Что то такое слышал Но это была наша бабушка пра пра.
    . Похожее или они родственники.

Комментарии