Рекомендуем
Top

Свой путь Августины Филипповой

Вековые ели заглядывали в окна, шевеля мохнатыми лапами, сплетаясь в причудливый узор, где-то гордо прошествовал красавец лось, птицы начали свою раннюю песнь, а в доме в родовых муках раскидалась молодая женщина, которой было суждено принести в этот мир удивительную сказку. Ровно в шесть утра первого числа первого осеннего месяца на свет появилась девочка. И одновременно с ее громким криком, пискнули родившиеся с малюткой минута в минуту девять мышат. Мать-мышь разродилась прямо у ног женщины. Встрепенулась старая эдьиэй (старшая сестра – с якутского), которая передала ножницы отцу девочки, чтобы он перерезал пуповину: «Родилась камлающая ножницами…». 

И только несущая свои воды Хотун Маатта невозмутимо взирала на все это. Она знала, что с помощью новорожденной когда-то люди, живущие на ее берегах, вскормленные ее водой-молоком, увидят новое воплощение Хотун Маатта… Так тому и быть.  

Образы из тонкого мира  

Прошли десятилетия, и модельер с мировым именем, заслуженный работник культуры Якутии, член Союза художников России Августина Николаевна Филиппова, демонстрирует нам эскиз костюма Хотун Маатта. Почему так назвали? «Мы дети речки Маатта, мы пьем ее молоко, кормимся с ее берегов. Этот костюм символ всего Горного улуса, в котором воплотится вся наша родная земля в ее великолепии», — говорит Августина Николаевна. Костюм Хотун Маатта готовится к Играм Манчаары, которые пройдут этим летом в Бердигестяхе Горного улуса.  

«По каждому образу, который создаю, сначала делаю несколько эскизов и потом непременно разговариваю с ними, спрашиваю, советуюсь. Часто бывает, что не соглашаются. Хотун Маатта несколько раз не принимала то, что я предлагала, говорила: “Не мое”. Я беседую с образами, которые в моей голове, будто с людьми”, — делится мастер.  

«Сначала образы моделей возникают как звуки, я слышу их, затем они обретают очертания в подсознании, на уровне тонкого мира. Очутившись в этом мире, я читаю узоры, как письмена. Каждый узор, вышитый мастерицами, имеет своё значение, выражает пожелания либо служит оберегом. Это удивительно…», — продолжает Августина Николаевна.  

Первая коллекция родилась, по словам мастера, внезапно. Однажды морозным вечером Августина возвращалась с работы домой и вдруг сквозь молочный туман увидела образы будущей коллекции, они выстроились в ряд прямо в снегу. И модельер, воскликнув: «Как же вы прекрасны!», устремилась домой, чтобы не потерять, не расплескать видение-вдохновение. А дома как назло не нашлось ни клочка бумаги, и Августине пришлось набросать все образы на полях газеты. В ту ночь ей так и не удалось уснуть – наступила такая эйфория! Перед глазами четко выстроились все образы коллекции, было видно все: какая выкройка должна быть, какие цвета, детали, узоры. Это было удивительно, сказочно! Туосчаана, Хаарчаана, Улар – они будто спешили выйти в свет. «И сейчас многие образы сидят в моей голове и твердят: «Открой нам дверь, выпусти!», а я им отвечаю: «Подождите немного, придет ваше время».

Как жили, так и шили

Все, наверное, замечали, что узоры в якутской одежде строго симметричны. Оказывается, это по аналогии с симметрией человеческого тела. Левая сторона, где расположено сердце, считается женской, правая — мужской. Якутский узор всегда состоит из непрерывной разветвленной линии. Таким образом, предки хотели напомнить своим потомкам, что их род не должен прерываться. Чем больше ответвлений, тем больше детей у того человека, кто носит одежду с этим узором. Древние якуты проделали долгий путь из далеких земель, прежде чем расположиться там, где они сейчас живут. Вся история долгих скитаний также передается в длинных извилистых завитках. 

 «В якутской одежде все начинается с сердца — солнца, оттуда берет начало сама жизнь, — говорит Августина Николаевна, демонстрируя нам щедро украшенное камнями и узорами нагрудное украшение Хотун Маатта. – В этом образе, воплощающем мой родной улус, отображено все, чем богата наша земля – ели, много озер, лоси, дары Байаная, рогатый скот, табуны лошадей — круговорот жизни, полной достатка, благополучия, благословения высших светлых сил, защищаемой Иэйэхсит».

В костюме очень много харыйа (ель – с якутского) узоров. В Горном улусе много елей, и именно Августина Филиппова первой внесла в якутский костюм такой узор. Она считает, что любая символика не должна быть статичной. «Меняется жизнь – меняются символы и не надо этому препятствовать, – говорит модельер. – Я никогда специально не изучала орнаменты. Рука сама творит, как ей хочется.Но при этом в моих моделях нет ничего случайного. И это не просто узоры-украшение – это символы, которые указывают путь».

Если говорить о головном уборе образа Хотун Маатта, то он очень сложный, также полный символики. Якуты всегда делали шапку похожей на камелек. Лицо из нее выглядывает, как огонь из печурки. На верхушке обычно оставляли отверстие – для того, чтобы в жилище-урасе гостили Айыы и благословляли молодуху хозяйку домашнего очага, одаривали детьми, скотом, изобилием. Ушки на шапке означают связь человека с космосом. Это своего рода антенны. В последнее время их принято украшать бисером.

«Якутский костюм так же сложен, как и прост, — говорит Августина Николаевна. – Например, в выборе цвета сочетали лишь четыре – по временам года. Черный символизирует Мать землю и весну, готовность к рождению новой жизни. Это детство. Зеленый – это юность, процветание, лето, красный и коричневый, это зрелость – осень, а белый, серебряный — звезды, снег, мудрость, созидание, фантазия. То есть наши предки как жили, так и шили».

Девять мышат и сказки Пушкина

 Августина Николаевна родилась в первый день августа в местности Ойуун ууьа (Шаманский род – с якутского) Горного улуса.

«В день моего рождения мама Ульяна Матвеевна обнаружила на земляном полу девять мышат. 9 – число всех детей в нашей семье, где я старшая. Все они прошли через мои руки, частенько я была им вместо матери и отца. Родители очень много работали. Отец Николай Васильевич Кононов, ветеран Великой Отечественной войны был прорабом, мать Ульяна Матвеевна Оленова — главным бухгалтером райфинотдела», — вспоминает Августина Филиппова. 

Много в природе невидимой тайны и силы. Еще одно удивительное событие произошло в момент рождения маленькой Гути Кононовой (девичье имя  Августины Филипповой). Во время родов присутствовала родная сестра отца Акулина, которая предрекла ей судьбу «шаманить» с шитьем. Увидев, как отец отрезает ей пуповину ножницами, она воскликнула: «Родилась девочка, камлающая с ножницами». Так оно и получилось.

Речка Маатта Горного улуса.

— С тех пор, как родилась, тепло земли и травы, падение снега, холод льда – все это воспринимала близко к сердцу. Природу я представляла, как иччи – духа. Когда грустила, бежала к речке Маатта, на ее берегу росла огромная ель. И, глядя на журчащие воды Маатты, под сенью гиганта ели, я успокаивалась.  

Так все мои мечты и придуманные образы, которые долгое время пестовала в себе, сегодня стали живыми образами природы.

Мифы и легенды, откуда черпаю идеи, тоже являются продуктом природы. В детстве я, наверное, прочитала в библиотеке, наверное, все сказки народов мира. Перечитывала эпосы «Калевала», «Ньургун Боотур». Олонхо «Ньургун Боотур», на мой взгляд, посвящено человеческой жизни — борьбе тьмы и света. Добро и зло, как братья или сёстры, всегда вместе живут внутри каждого человека. Зло может послужить во благо или навредить, а добро также может всё испортить или, наоборот, исправить. С этим каждый из нас борется в образе Ньургуна Ботура.

А еще Августина Филиппова просто обожает сказки Пушкина. Девочкой она пряталась под стол от своих многочисленных братьев и сестер, чтобы урвать хотя бы минуту для Сказки. «Когда кто-то из сестер или братьев плакал или просился на горшок, я выскакивала из-под стола с книгой подмышкой и стремглав неслась на зов, а потом обратно заныривала под скатерть и уходила в сказку», – улыбается Августина Николаевна.

Мастер считает, что сказки – это истинная история, быль. «Я верю в параллельный мир. Иначе, откуда приходят к нам сказки? Все эти чудеса, фантастические существа? Все это где-то есть и приходит в наш мир как подсказка», — размышляет Августина Филиппова.

Также она верит в гороскопы: «Все, что пишут в гороскопах, подходит мне. Я – Лев, достаточно властный человек, мое дерево – ель, цветок  — роза, а в Горном улусе растет очень много шиповников и ели. По Восточному гороскопу – Крыса, и я как это животное все собираю по зернышку».   

А когда сестры-братья чуть подросли, Гутя с упоением читала им Пушкина, ставила целые спектакли для всех соседских детей – сама писала сценарий, шила декорации, костюмы, делала нехитрый грим. Дети просто обожали такие игры.

Детская любовь к произведениям Александра Пушкина сегодня воплотилась в коллекцию «У Лукоморья». Она была презентована в апреле 2019 года и посвящена 25-летию творчества модельера.

Плащ костюма из коллекции «У Лукоморчь».

Сколько Августина Филиппова себя помнит, всегда рисовала. В школе выстраивалась целая очередь желающих, чтобы ей нарисовали куклу «от Августины Кононовой». Причем каждая была с ворохом нарисованной одежды.

«Училась плохо, в основном на «тройки». Терпеть не могла математику и геометрию. А сейчас я без геометрии никуда, эскизы, выкройки – это же сплошная математика», – смеется Августина Николаевна.

Экология мозга

Августина, как и многие творческие люди, талантлива во многом. В детстве и молодости она прекрасно танцевала. В 7 классе она поставила целый балет «Бэйбэрикээн эмээхсин». Все костюмы и декорации сшила сама.

После школы в 1965 году Августина поступила в Якутское художественное училище им. Романова. Училась в косторезном отделении у педагога С.Н.Пестерева. Но родители забрали обратно домой помогать маме. Но жажда знаний стала мощным стимулом, и уж летом Августина буквально сбежала в Якутск. И поступила в Якутское культурно — просветительское училище в хореографическое училище, где училась у первой якутской балерины Аксиньи Посельской. Но потом по состоянию здоровья будущий модельер перешла в театральное отделение Антонины Матвеевны Хаджаевой. В 1969 году Августина окончила культпросветучилище по специальности «режиссер народного театра». Хаджаева хотела, чтобы ее талантливая ученица продолжила образование в знаменитой Щепкинке, но Августина уже была замужем и не смогла, имея в руках направление, поехать в Москву.

А когда Филиппова в 1981-м окончила Художественное училище имени Петра Романова в Якуске с красным дипломом, на вручении которого ей сам председатель комиссии Трутнев, приехавший из Москвы, выдал рекомендательное письмо на поступление в любой художественный институт страны без экзаменов, но и тут судьба воспротивилась, и Августина никуда не поехала.

«Видимо, мне не было предназначено судьбой получить академическое образование. Мои божества — Айыы решили не менять мое мышление и портить экологию мозга. Они хотели, чтобы я раскрывала свой природный талант. Так что рада, что не получила высшее образование. И сейчас уверена, что нельзя ребенка насиловать, что природа требует, то и должно быть. У кого есть природный талант, его нельзя переучивать, нужно беречь. Талантливого ребенка нужно воспитывать в тесной взаимосвязи с природой. А то сейчас дети буквально заперты в каменных коробках, что мешает, на мой взгляд, раскрытию их истинного природного таланта. Поэтому ребёнка надо учить с самого детства якутской культуре. И если он пронесёт в своей душе любовь к родине и природе, то он станет сильным дизайнером», — уверена  мастер.

Дом для Сээркээн Сэhэн

Первый костюм, который сшила Гутя, был маскарад снежинки. Она тогда училась в начальных классах. Костюм был из старой пожелтевшей маминой кофты, зато щедро украшен блестками, смастеренными из фольги от бутылок из-под пенициллина, а еще стеклом от случайно найденной возле школы разбитой новогодней игрушки.  

Став постарше, Августина отправила свои рисунки в журнал «Крестьянка», и, о чудо, из тысячи работ со всего Союза отобрали ее и опубликовали с подписью «Эскиз современной якутской одежды Августины Кононовой из г.Якутска». В своей статье «Как стать модельером» журналист Нина Голикова написала пару теплых строчек о рисунках девочки из далекой Якутии. «Папа потом всю деревню обошел с вырезкой из журнала. Так мной гордился». – вспоминает модельер.

Если говорить о том, от кого она унаследовала дар шить, то и мама, и бабушка Августины были мастерицами. А отец был талантливым столяром. Дочь до сих пор бережно хранит красивый буфет, который он смастерил.

«Моя младшая сестра Людмила Николаевна, она в Якутске живет, шьет тоже, у нее много заказов. Часто ее консультирую. Теперь она – мой конкурент», — улыбается Августина Николаевна.

В учебно-творческой лаборатории прогрессивных технологий, дизайна и декоративно- прикладного искусства в Бердигестяхе, где сейчас творит модельер, ей помогают ученицы-студентки. Также ее незаменимые помощницы Евгения Лукина, Александра Налыяхова, Анна Капустина, Лена Захарова, а также соратница – швея Наталья Прокопьевна Михайлова. «Мы с ней идеально подходим друг другу и по характеру, и по взглядам на творчество. Мы с Натальей работаем вместе с 90-х годов. Она — профессионал своего дела, прекрасно знает особенности посадки якутского национального костюма, специфику работы с мехом», – делится Августина Николаевна.

У модельера очень много планов. Она еще с 90-х годов сотрудничает с концерном «Сахабулт». И в ноябре они планируют выпустить коллекцию. Эскизы уже готовы. Августина Николаевна приоткрыла завесу тайны одного из образов: «Мужской костюм «Байанай», в котором воплощено все богатство нашей республики, при его создании использую практически все меха, которые есть в Якутии. По убранству он будет много сложнее костюма Чысхаана». 

Костюм Сээркээн Сэhэн.

Еще одна цель Августины Филипповой – создание Дома духовности, где бы царил Сээркээн Сэhэн.

«Это главный герой, который держит нашу культуру. Он олонхосут, сказитель, и мог бы быть настоящим сказочным героем, нашим брендом. Если Чысхаан — это явление природы, очеловеченный бык якутской зимы, то Сээркээн Сэhэн мог бы быть задействован не только зимой, но и круглый год. У него должно быть свое царство, где он мог бы встречать гостей своими рассказами и сказками. Можно было бы проводить тематические конкурсы, вечера рассказов. Это было бы интересно для детей и взрослых. Помогло бы сохранить родной язык», — говорит Августина Николаевна.

 Иэйэхсит

  В мастерской Августины Филипповой висит огромное полотно с изображением Иэйэхсит – женщины-богини, дарующей саму жизнь. Над ее созданием художник работала семь лет.

Вот как пишет об этой работе, искусствовед Зинаида Иванова-Унарова:

— Дополнительный свет на своеобразную философию творческой мысли художника проливает картина «Иэйэхсит», неслучайно давшая название её персональной выставке. Именно в ней автор воплощает свой взгляд на якутскую религию Айыы үөрэҕэ. Написанная маслом в стиле иконы в плоскостной манере в технике обратной перспективы, картина объясняет происхождение человека и божественное благословение на языке символов. По стилистике и по технике письма, философской основе, главенству символических знаков картина в общих чертах отсылает нас к буддийской религиозной живописи. При изображении одной из самых почитаемых богинь Тара ведущую роль играли силуэт, цвет, символы Будды, объясняющие своеобразную картину  мира. По идее и смыслу Филиппова создает образ Женщины – богини, дарующей жизнь, подобно мировым языческим богиням как Исида, Иштар, Аматэрасу. На полотне изображена женщина в национальном костюме, держащая в руках круг – живую Каплю, символизирующая зарождение Человека на земле, как части Вселенной. По замыслу автора наверху между Солнцем и Луной расположилась звезда, определяющая судьбу человека, от которой спускается «бечева судьбы». Абсолютная симметрия картины, разделённой по центру вертикальной линией, символизирует покой и гармонию. Силуэт композиции картины напоминает дом-урасу, в который вписан священный лировидный орнамент көҕүөр ойуу, знак благопожелания. Крылья богини, создающие лировидный узор со спиралями, олицетворяют её покровительство людям айыы. Стерх и конь по сторонам богини являют собой женскую и мужскую души-кут. Ободок шапки-дьабака, обрисовывающий лик женщины-божества, символизирует живительный огонек – камелек. При внимательном рассмотрении картины можно найти еще множество символов, относящихся к природе и кругу жизни  человека, четыре времени года. Картина Августины Филипповой является серьезным шагом к созданию иконографических изображений саха божеств – Айыылар. 

 Высокая мода  

С именем художника-стилиста Августины Филипповой связано новое для Якутии явление «высокая мода». Ее модели рождены на основе мифологии народа саха, природных мотивов, расцвечены фантазией автора. Все ее образы, воплощенные в костюмах, несут сложную символику и будто спустились из космоса.

Практически все ценители моды считают, что Филиппова создает не моду. Она создает художественные образы и историю своего народа. Каждый костюм — это спектакль. Уникальные коллекции костюмов «от Филипповой» получают высокую оценку на фестивалях российской и международной моды во многих городах и странах. Ими восхищались на престижных крупных фестивалях в Каннах, Риме, Москве.

Но есть и такие, кто считает образы слишком фантазийными, нарочитыми, далекими от канонов и стандартов. На что Августина Николаевна всегда отвечает, что сегодня современная национальная одежда выглядит не так, как раньше. «Так и должно быть. Жизнь меняется, и одежда должна идти в ногу со временем. Просто нужно знать историю одежды: ее многогранность, как она менялась в разные эпохи. Традиционная одежда, которая выставлена в музеях, — это история, которую должен знать народ. А наряды «высокой моды» от кутюрье – это чаще всего символизм и фантазийность, в которых могут вплетаться и национальные мотивы», — говорит модельер.

На наш вопрос, как она относится к критике, Августина Николаевна ответила: «Спокойно, ведь у каждого свои мысли, которые он волен изъявить. А я иду по своему пути, и я с него не сверну».

Фото автора, Туйаары Шестаковой и из открытых источников. Автор стихотворений в виде подписей к фото — Августина Филиппова.

Ирина Алексеева.

Комментарии